22.03-21.04.2019. Вячеслав Павлов, Алла Шмакова "Два крыла семейной музы"

Выставка «Два крыла семейной музы» продолжает знакомить костромского зрителя с творчеством известных московских мастеров - народного художника РФ, члена-корреспондента Российской академии художеств Аллы Шмаковой и заслуженного художника РФ Вячеслава Павлова. В их работах общие сквозные темы воплощены в разных видах творчества, но тесно связаны между собой. Сюжетный мотив, предложенный графиком В.Павловым, развивается и перерастает в монументальное произведение декоративно-прикладного искусства – гобелен, созданный А.Шмаковой.
В 2015 году в галерее была показаны их выставка «Уроки истории. Наполеон. Сталинград», на этот раз зритель увидит серию офортов «Одиссея», литографии из серии «Видения Святителя Николая», рисунки из серий «Моисей и Египетские боги», «Фрески вольного воздуха», в которых реализованы авторские пластические искания Вячеслава Ивановича Павлова. Осмысление исторических событий, библейских сюжетов, впечатления от поездок, изобразительные интерпретации литературной классики определили широту тематического диапазона его произведений. Им свойственна высокая профессиональная культура, чувство стиля, фактуры, ритмическая и композиционная выразительность и разнообразие, богатая графическая нюансировка.
В экспозиции представлено более 50 произведений графики 1970-х - 2003 гг. и 3 гобелена, созданных Аллой Алексеевной Шмаковой в редко используемой сегодня технике - гладкое ткачество. Уникальность гобеленов и в том, что основой для них служат произведения В.И. Павлова - черно-белые графические листы с очень сложной фактурой, передача которой является архисложной задачей, и А.А. Шмакова ее блестяще выполняет. Гобелены никоим образом не повторяют станковое произведение, они как бы являют новые свойства графики, ее потаенные возможности. Л.Н. Макарова, сотрудник Ярославского художественного музея: "Эти великолепные монохромные шпалеры вступают в разговор с графикой, и этот диалог наполняет реальное пространство многоголосием, складывающимся из приглушенных звуков прошлого и сегодняшнего дня".
Их творчество дает пример тесного взаимодействия различных видов искусств, взаимного обмена идеями.

 

Людмила БИТКОЛОВА, искусствовед:
В «Одиссее» гомеровский мир сферичен, горизонт несуществен, композиции разомкну¬ты. Виртуозная штриховая моделировка создаёт ощущение, что персонажи эпоса возникают, сгущаясь, из первоэлементов общей светоносной утренней субстанции. Они свежи и первозданны, кружатся или торжественно выступают, словно подчиняясь музыкальным ритмам сиртаки. В композиционном и пластическом строе офортов, в их фризовых и метопных фор¬мах заново воссоздан художником сам дух античного синкретизма, объединяющего архитек¬туру, скульптуру, вазопись, эпос, мифологию.
В серии рисунков «Моисей и египетские боги» царит полуденное солнце, слепящая белизна. Обычное статическое пространство египетских богов развернулось в трёхмерность. Образовавшееся новое пространство огромной пустыни прошивают диагональные ритмы линий жезлов-посохов, наполняют разнонаправленным движением фигуры богов, сфинксов, Моисея, невесть откуда появившихся, обнажённых женщин. Покачнулся горизонт, все дви¬нулось со своих мест, перемешалось — это образное выражение художником исторического смысла эпохальной встречи двух миров, языческого мира Древнего Египта и утверждающего¬ся Библейского мира.
Один из самых замечательных графических циклов Вячеслава Павлова — «Фрески вольного воздуха». Слово «фрески» в названии не только отсылает к ферапонтовским первообразам, но и определяет весь образный строй рисунков, монументальный, возвышенный. Все произве¬дения цикла пронизаны единым переходящим ритмом свободного движения Их ряд легко представить в виде росписи или барельефа в современной архитектуре.
Художник в одном пространстве собрал персонажей, разных эпох и культур: ангелы про¬летают с херувимскими рипидами и светильниками, шествуют святые пустынножители, воз¬лежат крылатые грифоны, обнажённые женщины с причёсками греческих богинь движутся у больших чаш с главой Иоанна Крестителя. Образы обобщены до пластического символа, сохранив, однако, отдалённый отголосок своей культурной прародины.
В этом мире нет ни прошлого, ни будущего, нет целенаправленного действия. Всё и всех объемлет ровный свет без теней и легко колеблемый огромными крыльями-лопастями воздух — это вечность, «лето господне». Невесомые, сквозящие, фигуры свободно перемещаются в среде, где небо и земля едины. Линия горизонта — не линия раздела. Её исполинская астрономическая парабола — линия соединения, из того мира в этот поданный знак-мост, рождающий ассоциа¬цию с поэтическим образом из 17-го псалма Давида «...Наклонил Он небеса и сошел...».
В этой серии рисунков художник отказался от сюжета какого-либо содержания, внеположенного самой пластической форме. Отточенная, доведённая почти до абсолюта, образная форма сама становится смыслом и самоценным содержанием — выражением свободы вдох¬новенного творческого акта. Здесь Художник открывает нам своё самое сокровенное, элизиум своего духовного мироздания.
Весь мир Вячеслава Павлова, запечатлённый в неповторимых образах его произведений, — прямое доказательство бессмертия его души.