7 декабря 2012 – 13 января 2013. «Авангард. 30 лет спустя». Выставка из коллекции «Музея Авангардов» (г. Углич).


simakov«Наша выставка началась, родилась от желания каким-то образом оживить жизнь города Углича.
Уже Алексей Балабанов снял свой фильм «Морфий» в нашем городе. А тут опять стало тихо.
И вот предложение – участвовать в выставке совсем неформальной и в совсем неформальном, недоделанном помещении на Московской улице. При скрипучих полах и неоштукатуренных стенах и потолках старинного дома вспоминались картинные выставки семидесятых годов.
Аппетиты росли, и нам захотелось показать Русский мир того времени, когда жили Анатолий Зверев, Владимир Высоцкий, Андрей Тарковский, Андрей Волконский. И еще сейчас живут в этом мире Сергей Шаров, Натта Конышева, Сергей Бордачев и многие, многие истинные последователи тех, кто когда-то жил в России и, как художник, творил, воплощал только свое видение окружающего мира и свою потребность в соединении с этим миром, который и вне нас, и который внутри нас, и который соединяет нас со всей вселенной.
Мне же дороги были те места нашей Родины, с которыми я на своем веку соприкасался. И не шедеврами, не очень хорошими картинами, а зачастую быстрыми набросками, незаконченными полотнами, оказалось возможным даже сейчас показать в рисунках или на холстах ушедшее из городов, в которых создавались наши картины.

 

Есть ли сейчас в Воронеже тот горбатый мост, возле которого жил писатель Андрей Платонов?
На холсте мой учитель живописи по архитектурному институту Виталий Михайлович Скобелев захотел запечатлеть дом у Киевского вокзала, в нижнем этаже которого находилась разливочная, винная, а потом и пивная, в которую и мой дедушка забегал, а позже и мы с Виталием захаживали. Пока он писал этот дом, дома не стало. На его месте в фильме Лунгина «Такси-блюз» разбивается и сгорает автомобиль. Такое вот кино.
Или дом страхового общества «Россия», написанный современной художницей Ириной Горностаевой. Дом-то дом, и сам по себе интересный, а вот интересен он еще и тем, что писала его художница из окна мастерской некогда очень известного авангардиста Евгения Лансере, который для старших поколений знаменит тем, что сочинил этикетку для пачки папирос «Казбек».
Или рисунок 1968 года, сделанный с натуры из окна аудитории Архитектурного института, – вид через гаражи и прочие мелкие постройки на знаменитый по фильму «Служебный роман» дом на Кузнецком Мосту.
Горящая каланча, что напротив входа в метро «Сокольники», рядом с которым жил до своего переезда в «Олимпийскую деревню» художник Сергей Шаров.
Очень мне хотелось написать остатки дома, в котором жил Владимир Высоцкий на «Малой Мещанской в конце», – да не успел, а жил я над этими двухэтажными кусками его дома на 14 этажей выше.
Сергей Бордачев считал себя одним из, точно не помню, первых или вторых, русских абстракционистов.
Скобелев, Шаров, Худяков, Вознесенский и я, будучи выпускниками московского архитектурного института, вовсю эксплуатировали ниву сюрреализма.
А Анатолий Зверев в это время писал так, как Бог на талантливую его душу положит, в изумление приводя американцев на их выставке в парке «Сокольники», когда раскатывал рулоны бумаги на десятки метров по асфальту, поливал их краской из банок, показывая, как надо создавать абстракции. И все им созданные полотна и бесчисленные рисунки отмечены неземной силищей русского духа.
К сожалению, у нас нет работ слишком многих художников Малой Грузинской, но, к счастью, многие картины все же оказались запечатленными в фотографиях и на кинопленке. Подробный же рассказ о тех художниках еще впереди.
А мы, пользуясь тем немногим, что на сегодняшний день осталось у нас в руках, дополненное произведениями нынешних последователей, вольных или невольных, тех, которые с Малой Грузинской, пытаемся показать хоть малую часть прошедшего и соединение этого, некогда бывшего, с нынешним искусством в надежде на продолжение в будущем.
Без этого нашего прошедшего, как известно, будущего нет. Но оно, будущее, все равно будет. Так вот, соединяя времена, поможем друг другу.
Игумен Рафаил (Симаков)