20 октября – 14 ноября 2012 «Кострома глазами художников». Живопись, графика


Наталья Булдакова (Смирнова), Юрий Горбунов, Ольга Кашицина, Михаил Кораблев, Алексей Мухин
Выставка «Кострома глазами художников», посвященная 860-летию города, объединила 5 авторов: костромичей – Ольгу Кашицину, Юрия Горбунова, Алексея Мухина и гостей – Наталью Булдакову (Москва) и Михаила Кораблева (Ярославль).
МухинКострома в творчестве каждого занимает особое место. Образ старинного города рождается по собственным законам воображения, слагается из индивидуальных ощущений и настроений, где реалии жизни обретают звучание, окрашенное темпераментом и оригинальным видением каждого автора.
Кострома – одна из «сквозных» тем в живописи Натальи Булдаковой (Смирновой) конца 1980-х - начала 1990-х годов. Фантазия автора рождает мистический образ города, где главными действующими лицами становятся подобные миражам фрагменты старой архитектуры, сливающиеся со стихией природы.
Произведения представителя старшего поколения костромских художников Юрия Горбунова позволяют увидеть Кострому конца 1960-х - начала 1970-х годов. Натурные рисунки хранят трепет живых впечатлений полувековой давности, архивируя исчезнувшие детали и приметы прошлой жизни.
Ольгу Кашицину привлекают импозантные уголки строго города, безмолвные, пустынные улицы, замкнутые пространства двориков, где лишь оставленные машины намекают на эфемерное присутствие человека.
Архитектурные пейзажи Костромы появились у ярославского художника Михаила Кораблева во время работы на пленэре в 2005 году. В его рисунках, выполненных с натуры, Кострома предстает уютным милым городом, одушевленным и оживленным фигурками людей - неотъемлемой частью этого обжитого пространства.
Алексей Мухин на протяжении всей жизни рисует родной город, используя как графические, так и живописные (акварель, гуашь, пастель) техники, каждая из которых дает свои возможности для создания пластического образа. Его город спокоен и тих, в нем нет суеты, движения, отсутствуют люди, а главные «герои» - величавые особняки, церкви, улочки старого центра воспринимается как нечто незыблемое, вечное.