1.07.-7.08.2016.Народные картины 19-20 вв. из собрания А.Сазонова (Петербург)

САЗОНОВ АНДРЕЙ АНАТОЛЬЕВИЧ

Искусствовед, художник, коллекционер

Родился в 1954 году в г. Ленинграде.

1977 - окончил Ленинградское высшее инженерное морское училище им. адмирала С.О. Макарова, судоводительский факультет. В молодые годы работал на судах торгового флота.

1984 – окончил Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е.Репина, искусствоведение (экстернат). Автор многочисленных статей, посвященных искусству.

1985 – 1990. – работал в Ленинградском отделении Союза художников РСФСР. (ученый секретарь, заместитель председателя).

С 1990 – свободный художник.Создатель художественного направления РЕНОВАЦИОНИЗМ. Создаёт самые различные объекты и интерьеры из металлолома.

2004. - Первая персональная выставка в г. Санкт-Петербурге. Выставки работ Андрея Сазонова проходили как в нашей стране (Москва, Санкт-Петербург, Ярославль, Кострома), так и за рубежом (Швеция, Франция, США).

Также Андрей Сазонов – известный коллекционер. Одним из его увлечений является наивное искусство. Коллекция Андрея Сазонова насчитывает порядка 400 картин, часть из которых, 114 работ, представлены на выставке «Народные картины XIX-XX вв.»

В 2015 году прошла выставка «Народная живопись. Примитивы. Китч» из собрания Андрея Сазонова в Государственном музее городской скульптуры (Санкт-Петербург).

Выставка «Народные картины ХIХ-ХХ вв.» из коллекции Андрея Сазонова знакомит зрителя с произведениями так называемого «наивного» или по другой терминологии «примитивного» искусства мало известного отечественному зрителю.

Андрей Сазонов о выставке:

«Большинство населяющих наши равнины граждан даже не подозревает о повсеместно процветавшей прежде удивительной культуре народного примитива…Картинки, о которых в основном пойдёт речь, как правило, именовались в России «ковриками», писались масляными красками, в большинстве своём на клеенках, и предназначались для украшения жилищ… В ход шло всё, что было под руками и не требовало затрат – фанера, картон, обрывки брезентов, старые солдатские одеяла… Отдельно упомянем своеобразную традицию письма на стекле. Такие работы у нас встречаются не часто, а вот на Балканах примитивная живопись на стекле явление обычное. И тут при большом желании можно усмотреть некий общий контекст в европейском наивном искусстве. Кстати, то же самое касается сюжетов вообще. И в Западной, и в Центральной, и в Восточной Европе, и у нас они нередко совпадают или очень близки. Правда, каждый народ даёт свою интерпретацию, своё эпическое или мифологическое понимание изображаемого события, свою образную окраску.

Наивный художник мыслил широко, масштабно – хотелось ему удивить мир, объять его взором… Отсюда и яркость красок, и некая внешняя «аляповатость» - то, что мы привычно именуем китчем.Но, согласитесь, китч этот на удивление привлекателен! Главное ведь – не опуститься до пошлости. А народность с пошлостью сочетается слабо. Простое желание красоты – такой, какою понималась она людьми неискушенными в познание уже достигнутых вершин искусства, - рождало своё виденье окружающего. Человеку хотелось необычного, такого, что не сыскать в сероватой, заполненной тяжким трудом обыденности. Возникал яркий мир «наива», мир оппозиционный скупой на цвет и свет северной природе и будничной жизни. И цветастый живописный коврик был таким же радостным локальным пятном на тёмной бревенчатой стене, как и киноварные рубахи парней, ведущих хоровод на бледно-зеленом луговом покрове…

«Наивное» или по другой терминологии «примитивное» художество, особенно его «рыночная» составляющая, мало известно отечественному зрителю. Это, бесспорно, печалит. Тем более, что на Родине нашей век этого искусства завершается, а точнее, уже минул. В мире же интерес к подобным вещам не только не ослабевает, но, напротив, неумолимо растёт. Достаточно помянуть неоднократно выставляемые сербские и хорватские примитивы, североамериканский наив, занимающий почетное место в местных национальных музеях, музеи арт-брю и наивного искусства в Европе (к слову, первый из них был основан прозорливым Марселем Дюшаном), и т.д., и т.п. Что же, остается надеяться и верить – настоящая слабая попытка организации выставки русского примитива даст импульс к пробуждению нашей детской памяти, к умилению и увеселению взоров наших и к сохранению того, что породила радостная и чистая душа народа нашего».