Ярославский художник Олег Рожков обладает незаурядным колористическим и декоративным даром. Художник сформулировал свое понимание живописи: «Это интуитивное познание пластически – ритмического - цветового устройства мира, его внешней и внутренней сути». Работы художника необычны, поскольку в них главное – открытый, чистый цвет, его смысл и свойства этой « мистической субстанции, проявление четвертого измерения в нашей жизни».

Подсолнухи

Рожков Олег Георгиевич
живописец, график

Родился в 1950 году в г.Фрунзе. Окончил Томский государственный Университет по специальности радиофизика.

Работал в конструкторском бюро, затем решил изменить профессию.

Учился в Киргизском художественном училище им. С. А.Чуйкова (1976-1977 гг.) и в Московском государственном педагогическом институте им. В. И. Ленина (художественно-графический факультет), который окончил в 1982 году.

Участник республиканских, всесоюзных и зарубежных выставок с 1983 года.

Член Союза художников России с 1991 года.

Работы находятся в Киргизском художественном музее, в Ярославском и Углическом художественных музеях, в Морской резиденции Президента России (г. Санкт-Петербург), в галереях и частных коллекциях в России и за рубежом.

Автор более двух десятков персональных выставок.

О главном

В живописи всё - главное. Но цвет (чистый, открытый цвет) стоит на особом пьедестале. Мало кто из художников занимался гармонизацией чистых цветов, и цвет до сих пор остается большой загадкой и великой тайной. Недаром М.Матюшин говорил о цвете, как о мистической субстанции, проявлении четвертого измерения в нашей жизни.

Со времен Леонардо художники строили глубину и форму в картине с помощью тона, а потом раскрашивали это черно-белое изображение, объединяя используемые цвета либо коричневым, либо серым. Таким образом строились тональные гармонии. Из всех свойств цвета эти художники пользовались только светлотой. Их идеалом было создание буквальной иллюзии мира на холсте.

Сейчас важнее другое. Каждый сюжет имеет свой образ, смысл. Найти адекватные этому пластику, ритм и цветовое решение - вот серьезная творческая задача. То есть, сколько сюжетов-образов, столько - новых решений.

И еще сверхзадача. Цвет сам по себе обладает всеми необходимыми свойствами для построения пространства, и формы, и, конечно, цветового образа. Это те свойства, которые мало учитывались при тональном построении картины. Я имею ввиду глубину цвета (каждый цвет воспринимается за поверхностью холста на определенной глубине), энергию движения цвета (цвет либо приближается, либо удаляется от нас с различной степенью активности) и образ (символическое значение цвета, связанное с историей культуры, территориальными и национальными особенностями). Используя эти свойства цвета, можно попытаться построить новое пространство в картине и новую форму, и создать образную цветовую гармонию. Сделать это очень не просто, но очень почетно.

Думаю, что это имел ввиду Ван-Гог, когда говорил, что будущее живописи - в раскрытии свойств цвета.

Красный цвет для меня - первооснова всех цветов. Не в смысле, что из него можно получить другие цвета, а в том, что когда в древности человек, главным занятием которого была охота, увидел красный цвет (цвет крови), то через некоторое время смог увидеть и зеленый, как дополнительный к красному. Потом смешение этих двух цветов позволило увидеть жёлтый, а затем синий, как дополнительный к жёлтому. Таким образом, человечество дольше всего во времени видело красный цвет, и через него выражало весь спектр человеческих переживаний и ощущений.

С этим цветом связаны ощущения тепла, света, радости, праздника, торжественности, величия и т. п., именно того, что наполняло мир до его искажения грехом. К тому же надо признать, что окружающее нас пространство принципиально отличается от пространства даже столетней давности. Оно плотно набито электромагнитным излучением самого разного типа (промышленные излучения, ТУ, радио, сотовая связь и т. д.). Колориты русских пейзажных гениев XIX века исчезли из природы. Их нет. Нынешний пейзаж характеризуется другими цветовыми образами. Не замечать, не ощущать этого нельзя.

Хочется видеть в картине больше, чем открывается нашим глазам. Содержание её должно быть глубже видимого мира. Красный цвет может стать фундаментом, основой нового цветового решения современной картины, наполнить её вневременным содержанием, которое выше обыденности, и соединить в себе видимое, открытое нам и невидимое идеальное, лежащее в основе этого мира.

О. Рожков